Частный детектив Вячеслав Решетник. Один из старейших частных детективов Казани.

 

Современные Шерлоки Холмсы не носят оружие и не бегают по крышам. Их главное оружие – это по-прежнему «серое вещество» и… обширные просторы интернета. 

Частный детектив Вячеслав Решетник в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказал, кто «заказывает» татарстанские компании, как выследить неверного супруга и в чем профессия сыщика похожа на профессию журналиста. Мы публикуем заключительную часть интервью Вячеслава Решетника газете «Бизнес-онлайн»!

Один из старейших детективов Казани.

— Правильно я понимаю, что вы один из старейших частных детективов в Казани?

— Пожалуй. Мы (имеется в виду НП «Команда» — ред.) занимаемся этим серьезно, и для нас это основное направление в работе.

— Что представляет собой НП «Команда»?

— Это некоммерческое партнерство содействия защите интересов и прав граждан и организаций. Мы оказываем детективные услуги, также у нас есть адвокаты, юристы, группа психологов, охранная фирма. Можем комплексно абонентским обслуживанием заниматься по всем направлениям.

— До этого вы работали в милиции?

— В транспортной милиции, я был оперуполномоченным ОУР, затем — начальником линейного пункта милиции, начальником оперативного подразделения. В апреле 1998 года я вышел на пенсию в звании майора. Как раз был тогда дефолт. А в 2000 году я получил лицензию частного детектива.

— Это как-то помогает в вашей нынешней работе?

— Конечно, однозначно. Поэтому, когда мне говорят, кого принимать на работу, я отвечаю, что бывших оперативников, сотрудников правоохранительных органов.

— Своих работников вы принципиально набираете из числа бывших работников правоохранительных структур?

— Это не вопрос принципа, а это необходимо просто. Оперативник думает по-другому, действует по-другому.

— То есть выпускник юрфака не может стать частным детективом?

— Может, конечно, но какой будет результат – вопрос.

— Расскажите про себя, где вы учились?

— Я закончил биофак КГУ, я инженер биохимии, но понял, что это не мое, и в 25 лет кардинально поменял направление – окончил юрфак КГУ, работал в транспортной полиции. Много, конечно, было такого, что меня не устраивало в этой системе, но сам принцип работы мне нравился, это было мое. Из органов я ушел день в день, как полагается, когда вышло 20 лет льготного стажа, и я ушел.

— Как проходит ваш день?

— На работу я приезжаю в 7 утра. День начинаю с электронной почты. У нас закрытая почта всемирной ассоциации детективов, которая две тысячи человек объединяет, мы получаем рассылки. Знаем все запросы, которые идут по мировой сети. Запросы такие: «Mожете ли вы помочь нам узнать кое-что (не называя имен и фамилий) там-то там-то». Пишу: «Да, могу». Он дает свою личную почту и получает ответ. Когда у меня возникают вопросы за границей — в Италии, Германии, мы через четыре часа ответ получаем! Нам до этого еще расти и расти. У них все ответы приходят с печатями, подписями, они готовы доказать свои данные где угодно — в суде и так далее. Далее я смотрю, что пишут «наши». Вот сейчас из Воронежа по одному из авиапредприятий спрашивают. В полдевятого подходят основные сотрудники, проводим оперативку, далее детективы занимаются своими делами, адвокаты – своими, охранное предприятие – своими. После обеда я «разъезжаю» по своим делам.

Частный детектив Вячеслав Решетник

— Сами непосредственно дела ведете?

— Конечно, иначе я бы не зарабатывал. У нас как: исполнитель получает 80 процентов от заказа, 20 процентов получает организация, эти средства идут на рекламу, аренду, какие-то закупки. Но сам я тоже работаю, завтра поеду в Нижнекамск, в суде буду лично доказывать, что у нас милиция не хочет работать, что человек был невиновно осужден и получил 18 лет. Уже год это доказываю.

— Для вас всегда важна личная уверенность в правоте подзащитного?

— Здесь я уверен. У меня и дипломная работа была – «Цель доказывания в уголовном процессе, субъективные и объективные факторы». Если субъективно я убежден, что человек прав, то я буду доказывать его правоту, не взирая на авторитеты, в том числе и суд. Интуиция, опыт. Если я уверен, что Ходорковский сидит невиновно, вернее, срок давности по его уголовному преступлению истек, то для меня это так и есть.

Частная жизнь частного детектива.

— Вам часто угрожают?

— Да, мы «на хвост» много кому наступаем, затрагиваем какие-то денежные интересы либо в процессе расследований узнаем какие-то факты, которые не всем бы хотелось, чтобы они распространялись. И правоохранительные органы намеками так иногда говорят: «Ой-е-ей». Не хвалясь, я могу сказать, что мы работали с депутатами Госдумы Российской Федерации, работали со всеми сборными Российской Федерации по всем видам спорта – и в ту, и в другую сторону. Представители всех правоохранительных органов, включая суды и прокуратуру, являются нашими заказчиками. И против них мы тоже работаем.

— А покушения были?

— А что меня убивать-то? Я бывший мент. Меня дорого убивать, еще себе боком выйдет. 17 лет я занимался на государевой службе, 13 лет сейчас, неужели я не перестрахуюсь? В определенных местах на электронных и бумажных носителях лежит столько информации… Но к своему возможному убийству я начал спокойно относиться, хотя, конечно, бояться надо обязательно.

— Ваши навыки помогают вам как-то в частной жизни? Ну, например, запоминаете номера телефонов, машин?

— Нет, конечно. Плохо, когда сидишь в компании друзей и знакомых и вычисляешь – вот этот врет. Не надо мне этого. Я не запоминаю номера телефонов своих приятелей, знакомых, я свой номер постоянно забываю, путаю цифры, а по работе я запоминаю. Но в частной жизни это мешает.

— У вас есть оружие?

— Нет, а зачем? Это же тоже детское представление о детективе – по крышам бегает, с пистолетом. Я не люблю носить оружие еще со времен службы в милиции — у меня от него мозоли были. Вообще, я не рекомендую носить оружие детективам. Любое оружие, как боевое, так и обыкновенный пугач, провоцирует противоположную сторону на ответные действия. А вообще, детектив, который бегает по крышам, хватается за телевик, начинает делать упор на наружное наблюдение, как детектив он «кончился». Как только он берется за пистолет, он не детектив больше.

То есть вы против легализации оружия в принципе?

— Я не против легализации, но я не считаю, что оно мне нужно. Убить можно любого человека, если задаться целью, даже куча телохранителей не спасет. А так я не против легализации, оно нужно. Как говорят американцы: «Господь создал всех разными, кто-то слабее, кто-то сильнее, но полковник Кольт сделал всех равными». У нас столько безобразия на улице. Если бандюганы будут знать, что практически у каждого может быть боевое оружие в кармане, не знаю, будут ли они так себя вести, будет ли такое безобразие на дорогах? Если вы в своей квартире и к вам пьяный ломится, то вы делаете два шага по коридору, достаете пистолет – и прямо в лоб. Больше к вам никто никогда ломиться не будет.

— Потому что вы сядете…

— Нет, вы находились в своей квартире, оборонялись, все нормально.

— Вы смотрите сериалы про детективов?

— Нет, я «Улицы разбитых фонарей» только смотрел, да и то первый сезон, там было более или менее похоже на реальную милицию, где я служил.

— Читали в детстве Шерлока Холмса?

— Да.

А есть любимые герои-сыщики?

— Считаю, что наиболее приближена к реальности, настолько, что даже за какие-то вещи надо по голове настучать (там принципы оперативной разработки очень хорошо описаны), — это Маринина. Но я ее не читаю. Я читаю Бушкова – боевики, чтобы голову не грузить. А про Шерлока Холмса – нет, считаю, что его система дедуктивный метод, искусственна, слишком глубока, так не может быть. А лучший сыщик – это мой учитель полковник Тюфтин!

— Помимо работы есть хобби?

— Больше работа, но путешествовать люблю, скоро к супруге еду, она у меня в Америке, у меня там три внука и дочка старшая. Поедем на Гаваи, сгоняем в круиз. Так что я путешествовать люблю. И здесь у меня два внука, в Казани. Всего у меня две дочери и пятеро внуков.

— А почему вы в Америку не уехали?

— Жена поехала помогать дочке сидеть с детьми. Через пять лет она получит гражданство США, и я как ее муж также смогу стать гражданином США, чем, возможно, и воспользуюсь. Но сейчас, да и в ближайшее время уезжать туда не собираюсь и к этому особо не стремлюсь.

— Три секрета успешного бизнеса – это…?

— Не жалейте денег на рекламу, страховку и охрану. Это не я, по-моему, Рокфеллер, но я к нему присоединяюсь.

— Планы на будущее?

— Сейчас я строю дом в Пестрецах, в прекрасном месте. До 70 лет я буду работать, если не сдохну. Я работаю очень много, и если я остановлюсь, мне станет скучно. Я не смогу не работать. Я устал работать в милиции, я там выдохся. А сейчас я чувствую себя молодым. А в плане работы – будем развивать охранную деятельность.

Related Posts

  • СТАРЕЙШЕЕ ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО В КАЗАНИ. УСЛУГИ ЧАСТНОГО ДЕТЕКТИВА ДЛЯ ВАС И ВАШЕГО БИЗНЕСА Наше детективное агентство успешно работает на рынке детективных услуг уже более 10 лет. За это время приобретены огромный опыт, прочные связи с коллегами, появились и новые методы и наработки. Мы стараемся всегда быть в курсе последних новостей…
14 марта, 2013