Независимые расследования. Интервью «Бизнес-Онлайн». Первая часть.

 

Современные Шерлоки Холмсы не носят оружие и не бегают по крышам. Их главное оружие – это по-прежнему «серое вещество» и… обширные просторы интернета. Частный детектив Вячеслав Решетник в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказал, кто «заказывает» татарстанские компании, как выследить неверного супруга и в чем профессия сыщика похожа на профессию журналиста.

Этой статьей мы начинаем публикацию на нашем сайте большого интервью Вячеслава Решетника газете «Бизнес-онлайн»!

Вячеслав Решетник: «ВТО подвигнет нас к тому, что вопросы безопасности будут вообще ставиться на первый план»

Детективные услуги в Казани.

— Расскажите о состоянии рынка детективных услуг Казани. Когда появились первые детективные агентства? Сколько сейчас таких агентств?

— В конце 80-х годов прошлого века появилась группа питерских предприятий «Алекс», которая открыла филиалы по всей России, и в Казани в том числе. Закона о детективной деятельности тогда еще не было, фактически было разрешено то, что не запрещено. Статус детективов они присваивали себе сами. У них было много наработок, сделали они много, но потом из-за внутренних междоусобиц «Алекс» распался. Потом в 1992 году был принят федеральный закон №272 «О частной детективной охранной деятельности», в котором был определен статус детектива, прописано, что можно, а что нельзя. Таким образом, детективы получили официальный статус.

Что касается количества, то я поясню: формально детективных агентств сейчас не существует. Года два назад были внесены изменения в 272-й закон, в соответствии с которым детективные агентства фактически признаны нелегитимными. Сейчас в Казани работают около 70 детективов, то есть это общее число лиц, получивших лицензию на частную детективную деятельность. В свое время лицензию получали все, в том числе сотрудники служб безопасности предприятий, но они также признаны незаконными. Я считаю, что это правильно, потому что не может детектив быть структурным подразделением какой-то компании, неправильно это.

— А как же ваше – некоммерческое партнерство, разве это не одно и то же, что и детективное агентство?

— Это другой этап. Два года назад мы создали некоммерческое партнерство «Команда» (Team), у нас на самом деле команда. В наше некоммерческое партнерство входят два детектива, два адвоката, охранная группа «Альфа», группа психологической поддержки и общественная организация ветеранов подразделений специального назначения. Мы все работаем на договорной основе, детектив не имеет права быть у кого-то в подчинении. Это единственный субъект предпринимательской деятельности, которому разрешен поиск информации. Ведь если он будет работать на такие крупнейшие компании, как, например, «Газпром» или «Татнефть», то на него сразу же начнется давление, наезды, разборки и промышленный шпионаж.

— Какого рода информацию вы имеете право собирать?

— Регламентированную законом.

— То есть не всю подряд?

— Нет, что вы! Есть же понятие о невмешательстве в частную жизнь, есть информация, которая составляет государственную или коммерческую тайну.

— Наружное наблюдение – это вмешательство в личную жизнь?

— В России — да. Есть понятие частной и публичной жизни. Что это такое? Если вы на улице садитесь к мужчине в машину, публичная это жизнь или частная? Я считаю, что публичная, вы же садитесь в машину на улице. И если я снимаю, как вы садитесь в машину, я не проникаю в вашу личную жизнь, потому что вы ее и не прячете ни от кого. Вот если я с улицы снимаю сквозь щелочку, вот это проникновение в личную жизнь. Это разные вещи. Но у нас все это считается проникновением в частную жизнь. Мое мнение, что ничего такого страшного в наружном наблюдении нет.

— Получается, куда ни плюнь, везде тайна?

— Я вам так скажу, у вас (журналистов — ред.) законодательно больше полномочий имеется, чем у детективов. Фактически они у вас ничем не ограничены. И потом за нарушение закона у вас полагается штраф, а у нас – уголовная ответственность. Также есть масса оснований, по которым детективу могут не выдать (или не продлить) лицензию на детективную деятельность. К примеру, если у соответствующих органов всего лишь «есть основание полагать», что он в чем-то неблагонадежен.

Частные детективы и полиция.

— Какие у вас взаимоотношения с полицией? Если вам нужно узнать какую-то информацию о человеке, вы можете сделать запрос?

— Могу. Если мы проводим независимые расследования (это касается уголовных дел), мы должны уведомить об этом органы полиции в течение суток. Я представляю копию договора с заказчиком. Если полиция считает нужным с нами взаимодействовать, а, как правило, с нами лучше взаимодействовать, то мы работаем вместе. Потому что у нас и времени больше свободного, и мы более ангажированы – нам клиент деньги платит. Работники у нас все – старшие офицеры правоохранительных органов в прошлом, у нас опыта достаточно, чего часто не хватает современным следователям. И мы взаимодействуем нормально. В рамках закона они имеют право предоставлять нам какие-то сведения, если посчитают нужным. Но, конечно, они не могут предоставить нам секретную и оперативную информацию, поскольку мы не являемся субъектами оперативной розыскной деятельности.

— Слышала, что американские детективы имеют гораздо больше полномочий, чем российские. К примеру, они могут задерживать подозреваемых, имеют доступ к секретным базам данных полиции.

— В Америке детективное движение насчитывает 100 лет, у нас, если брать 1992 год, — 20 лет. У них больше опыта, больше наработок, больше государство знает о них, больше им полномочий дает и больше возможностей. Что касается доступа к базам данных, не думаю. В США охрану многих мероприятий, скажем, уровня «Формулы-1», доверяют проводить частным охранным компаниям. То есть доверия к детективам там больше. У нас пока это не так развито, так что, может быть, это и справедливо, что не так много у нас полномочий.

— То есть элемент недоверия во взаимоотношениях с МВД присутствует, не все так гладко?

— А взаимоотношения такие: если полиция или другие правоохранительные органы заинтересованы взаимодействовать, то это идет по одному направлению. Если же полиция видит в нас конкурентов, либо мы мешаем их расследованию, то в другом русле.

Мы ориентированы на  независимые расследования уголовных и гражданских дел.

— С какими просьбами чаще всего обращаются к частному детективу – следить за женами и мужьями?

— Все зависит от позиционирования на рынке. Если детективы позиционируют себя как «служба по слежению за неверными супругами», то они и будут в основном этим заниматься. Мы ориентированы на  независимые расследования уголовных и гражданских дел. Мы занимаемся взысканием задолженностей, проводим конкурентную разведку, производим обеспечение безопасности. Следовательно, у нас больше клиентов с такими заказами. Но в целом люди обращаются по самым разным вопросам. В последнее время появилось много расследований, связанных с экономической безопасностью, сейчас расследуем два убийства.

— Вот вы говорили про конкурентную разведку…

— Да, количество таких обращений увеличивается. Россия вступила в ВТО, и это бесследно не проходит. Интерес международных компаний к Татарстану заметно повысился. В плане конкурентной разведки к нам обращаются, когда нужно собрать сведения из так называемого «белого списка»: интернет, опрос работников, наблюдение за офисом, фиксирование здания, то есть все то, что разрешено законом. А им, как правило, этого и достаточно. Проверяют наши компании как надлежащих партнеров с точки зрения надежности, с точки зрения благоприятного климата в компании. Также в связи со вступлением в ВТО мы очень много стали работать по защите от контрафакта и защите интеллектуальной собственности.

— Как это происходит на практике, вот вам поступает заказ проследить за предприятием Х и…

— Нам ведь не запрещено разговаривать с людьми. Мы можем поговорить с охраной, бухгалтерией, менеджерами. К примеру, раньше две фирмы работали вместе, одна поставляла другой, предположим, красную глину или прокат, но теперь они отказались, сообщив, что будут работать с другой компаний на более выгодных условиях. Вопрос: кто сейчас работает по прокату или по красной глине, с кем они теперь работают и на каких условиях? Очень часто ответы на вопросы лежат на поверхности. Видно, какие машины въезжают и выезжают с территории. Готовим отчет, отправляем. Все.

Или спрашивают, действительно ли компания, которая находится в Лениногорске, имеющая такие-то цвета в своем фирменном знаке, является официальной компанией «Татнефти»? Мы выяснили, что нет, несмотря на то, что компания использует такие-то цвета, никакого отношения к «Татнефти» она не имеет. Или дальше – банки. Чтобы проверить банк, не обязательно ведь вскрывать банковские счета. Достаточно посмотреть, кто заходит в офис, сколько народа проходит за день. Нас не спрашивают конкретные показатели – годовой оборот и тому подобное. Мы проводим беседы с людьми, которые владеют ситуацией в бизнесе, предоставляем отчеты.

 

— У нас с вами очень похожая работа! А друг за другом татарстанские фирмы следят?

— Ну конкуренция есть конкуренция, это нормально. Конечно, у компаний нередко возникают вопросы утечки деловой информации, кражи интеллектуальной собственности. Например, работали в фирме менеджеры, посмотрели – вроде бы нормально дела идут, и думают, а чем мы хуже? Открывают свою фирму и еще клиентов забирают половину. Законно это? Нет, незаконно.

Что, нельзя создать свою фирму?

— Создать можно, но есть понятие коммерческой тайны, которое должно быть прописано в трудовом договоре, поэтому такое переманивание клиентов не вполне законно. А так, конкуренция между татарстанскими фирмами — она есть, конечно. Татарстан вообще является одним из наиболее развитых в этом плане регионов, обороты у компаний большие, мы много строим, много торговых точек, экономика достаточно хорошо работает. И поэтому у нас вопросы конкурентной разведки и информационной безопасности бизнеса достаточно востребованы. А ВТО подвигнет нас к тому, что вопросы безопасности будут вообще ставиться на первый план.

— Какие татарстанские компании вызывают наибольший интерес у контрагентов?

— В Татарстане, как правило, интересуют нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие компании: «Татнефть», ТАНЕКО, а также «Нэфис», алкогольные компании. Да вообще все бюджетообразующие предприятия, как правило, интересны. Интересуются ими как из-за рубежа, так и российские компании. Проводятся проверки по линии кредитоспособности, добропорядочности, можно ли с ними заключать договора, соответствует ли торговая марка выпускаемой продукции.

Related Posts

  • СТАРЕЙШЕЕ ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО В КАЗАНИ. УСЛУГИ ЧАСТНОГО ДЕТЕКТИВА ДЛЯ ВАС И ВАШЕГО БИЗНЕСА Наше детективное агентство успешно работает на рынке детективных услуг уже более 10 лет. За это время приобретены огромный опыт, прочные связи с коллегами, появились и новые методы и наработки. Мы стараемся всегда быть в курсе последних новостей…
  • Детективные услуги физическим лицам Мы специализируемся на оказании различных услуг в сфере безопасности. Мы занимается личной, экономической, информационной безопасностью. Среди наших клиентов как крупные компании, так и частные лица. Детали сотрудничества прописываются в Договоре, мы работаем на законных основаниях. Мы оказываем помощь в проведении адвокатских и журналистcких расследований, сборе и проверке…
  • Как осуществляется поиск людей? Потерялся пожилой человек - жил в семье, ушел из дома и не вернулся, что делать, куда обращаться? Стоит ли обращаться в полицию? Когда нужно обращаться в полицию? Что законно и в первую очередь нужно требовать в полиции при поисках пропавшего родственника? Может ли частный детектив найти…
  •   Приблизительная стоимость услуг, оказываемых частным детективом по физическим лицам сбор сведений по физическому лицу- от 5000 р розыск физических лиц - от 5000 (за рубежом от 15 000 р) наблюдение за объектом - от 1000 р в час розыск имущества и активов физ.лиц от 10 000 р (за рубежом -…
14 марта, 2013