Услуги частного детектива. Использование спецсредств. Продолжение интервью частного детектива Решетника в «Бизнес-Онлайн».

Современные Шерлоки Холмсы не носят оружие и не бегают по крышам. Их главное оружие – это по-прежнему «серое вещество» и… обширные просторы интернета. Частный детектив Вячеслав Решетник в интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» рассказал, кто «заказывает» татарстанские компании, как выследить неверного супруга и в чем профессия сыщика похожа на профессию журналиста. Читайте продолжение большого интервью Вячеслава Решетника газете «Бизнес-онлайн»!

Использование спецсредств в детективной деятельности запрещено.

— Какими техническими средствами вы можете пользоваться в своей деятельности?

— Запрещены спецсредства, а беспроводная связь является спецсредством. Если мы ставим «жучки», «закладки», «клопы» — все, это уже преступление.

— Мой диктофон тоже является спецсредством?

— Вот если детектив поставит диктофон, возможно, да, это будет считаться, что он нарушает закон, а если вы, то нет.

— Но мы все равно обязаны уведомлять собеседника, что проводится запись.

— И мы обязаны. Поэтому, когда к нам приходят клиенты и просят установить «жучок», я говорю: «Ну поставьте вы диктофон». Он сутки работает. Хотя если речь идет про вашу квартиру, то это ваше личное дело, мы можем установить в ней камеру где угодно, это не запрещено. Но опять же беспроводная связь, «жучки» — это табу.

— В сериалах часто показывают, как детективы заходят, тайком ставят мини-камеры, используют устройства для звукоусиления, чтобы слышать на расстоянии. Получается, это все незаконно?

— У нас в сериалах такое показывают! За один такой сериал, если претворить его в жизнь, можно смело сажать! Там все противозаконно.

— То есть получается, что вся эта шпионская техника вам ни к чему? Как же вы работаете?

— Чтобы получить информацию о местонахождении человека, совсем не обязательно идти сзади в темных очках. Да, мы не можем и не используем в своей работе все возможности современной техники, но зато мы можем порекомендовать это клиенту. За последние годы появилось много различных трекеров. Это такое устройство, которое контролирует движение. За границей их любят прикреплять на ошейник собакам – можно наблюдать, где они гуляют. Можно трекер закрепить на ребенке – как только он выходит за пределы двора, начинает идти тревожный сигнал. Можно сотовый телефон включенный бросить в салон машины, только денег побольше на него положить, пока не сдохнет аккумулятор, вы все сами будете слышать. Как-то одна женщина спрашивает меня: «А можно мне пять диктофонов?» Я спрашиваю: «Зачем?» И она начинает перечислять: «Прихожая, ванна, кухня, спальня…» «Правильно, — говорю, – Здравая мысль!»

Услуги частного детектива.

— «Пиратскими» базам данных пользуетесь?

— Нет. Они устаревают очень быстро. Это порочная практика, так как ведет к недобросовестному исполнению задания. Мы должны выяснить все точно и с актуальностью на вчерашний день. А залезли в базу, а она устарела на два месяца. База — это одно, а показания родственников подчас бывают куда полезнее и точнее.

— Какое наказание предусмотрено за незаконную слежку?

— Уголовной ответственностью карается и правильно карается. Потому что это проникновение в частную жизнь. Другой разговор, если аппаратура используется в служебном помещении, предположим, на территории, которая является частной собственностью заказчика, и она стоит в производственном помещении, то заказчик волен ею пользоваться, но при условии, что работники дали согласие на то, что их разговоры будут прослушиваться или будет делаться видеозапись.

Детективные организации.

— Вы входите во всероссийскую организацию детективов?

— Я вхожу во все действующие детективные организации. Всероссийская общественная организация «Объединение частных детективов России» была создана в 2003 году, в ней я был председателем правления регионального отделения по Республике Татарстан. Тогда организация работала, действительно, очень мощно. Но потом в Москве начали делить деньги, должности, около месяца назад она закончила свое существование. А одно из отделений – новосибирское – организовало свою ассоциацию сибирских детективов. Со временем она стала основной ассоциацией, действующей на территории всей России. С 2009 года, по решению правительства РФ, она стала называться ассоциацией российских детективов. Два года назад мы совместно провели международную конференцию детективов в Казани.

— Работа с ассоциацией детективов как вам помогает в деятельности?

— Все детективы, которым я доверяю и кто наиболее перспективен и надежен, состоят в ассоциации. У нас в Казани таких пятеро. В этих людях я уверен, у них есть понятия о долге и об этике. И если ко мне приходят и говорят: «У меня проблемы в Орехово-Зуево, Магадане или где-то», — то я ему говорю: «Вот этому детективу я доверяю, вот ему звоните и начинайте работать». У нас есть своя корпоративная этика. Найти хорошего детектива через интернет очень сложно, можно попасть и попасть по-взрослому. Закон ведет контроль за лицензированными детективами, а за нелицензированными не смотрит никто. На коленке договора подписывают и занимаются Бог весть чем. О многом говорит отсутствие рабочего телефона, когда только сотовый номер указывается.

« УСЛУГИ ЧАСТНОГО ДЕТЕКТИВА БУДУТ ВОСТРЕБОВАНЫ»

— Насколько рынок частной детективной деятельности заполнен в Татарстане?

— Я не хвалюсь, я серьезно не считаю, что у меня есть конкуренты. Я не переживаю, что кто-то у меня уведет клиента, мы загружены работой нормально. В Казани рынок настолько еще не отработан, что мы не видим конкурентов. Бывает, что клиенты приходят, жалуются, не буду уж говорить на кого. Распространенная практика: взяли деньги, а работу не выполнили. Бывает, что не получается, я тоже не Бог, ну верни хотя бы половину денег! А они телефон отключают и все. Были попытки зайти на рынок у компаний из Питера и из Москвы, даже мне предлагали на них работать, но я отказался. Они где-то полгода просуществовали, потом «кончились».

— Почему, кстати? Не знают специфики работы в нашем регионе?

— Да, в основном из-за этого. Чтобы работать на «земле», ее надо знать.

«Часто нам звонят и говорят: «Я хочу узнать о человеке все!» Мы уточняем: «Что, совершенно ВСЕ?» В этом случае может и 100 тысяч не хватить, а может быть, и нужно-то было узнать не ВСЕ, а на полторы тысячи»

— Рынок детективных услуг будет развиваться в дальнейшем?

— Я уже говорил, что в связи со вступлением России в ВТО будет расти конкуренция, сюда зайдут зарубежные компании, они более цивилизованные, и они стопроцентно будут «пробивать» контрагентов, так что у нас работы только прибавится. Детективные услуги будут востребованы. Полиция же работает с каждым днем все хуже и хуже. Видимо, кому-то нужно было убить полицию, ее и убили, дали возможность развиться коррупции, причем это все пошло с самых верхов. Но это все также дает нам дополнительный объем работы.

— Кстати, это был один из вопросов: как вы относитесь к реформам в МВД?

— Сколько уже было этих чисток! А убирали всегда оперативный состав и неугодных – оперативников и следователей. То есть самое работоспособное подразделение! Они, действительно, работали и поэтому позволяли себе вольно высказываться в адрес руководства. И так до сих пор и идет. Оперсостав сейчас вообще «мертвый», следствие «стоит», полиция вообще «стоит», я это могу говорить, потому что я сам 13 лет назад там работал. Мы потеряли два или три поколения оперативных работников. Реформа идет не тем путем. Проблема не в самой полиции, а в зависимости полиции от исполнительной власти на местах. Пока полиция будет подчиняться исполнительной власти на местах, будет безобразие.

— Полиция финансируется от федерального бюджета, материально она никак не зависит от регионов.

— Формально это федеральная структура, но начальник-то где отчитывается каждую неделю? В органах исполнительной власти, там же цели и задачи ставятся. Чуть что – сразу телефонный звонок: «А ну-ка этим не занимайся, тебе, что, делать нечего, иди на другой фронт работы, а это дело оставь». Поэтому полиция должна быть полностью подчинена федеральному центру. Но и при этом не факт, что не станут давить.

Сколько стоят услуги частного детектива.

— Сколько стоят услуги частного детектива?

— Дорого.

— Хотелось бы конкретнее. Взять самое простое – сколько будет стоить доказать измену мужа?

— Все зависит от того, что именно вы хотите узнать о человеке и для чего? Для себя или для суда. Если для себя, то лучший вариант, как я уже говорил, – это диктофон или сотовый телефон. Потому что вот мы будем ходить целый день за человеком и следить за тем, как он пиво пьет, это же неэффективно. Мы предлагаем варианты. Если это для суда, то адвокат будет собирать доказательную базу. Изменника выследить можно, конечно, но нужно сделать это законно, чтобы можно было представить доказательства в суд. Потому что в противном случае меня лишат лицензии, а суд не примет документы. Есть масса вариантов, как добыть информацию. Часто нам звонят и говорят: «Я хочу узнать о человеке все!» Мы уточняем: «Что, совершенно ВСЕ?» В этом случае может и 100 тысяч не хватить, а может быть, и нужно-то было узнать не ВСЕ, а на полторы тысячи.

Экономическая безопасность.

— По поводу дефолта и кризисов вообще, как пережили 2008 год?

— Мы к нему начали готовиться заранее, было понятно, что будет кризис. Давали активную рекламу. Так что на нас этот кризис нисколько не сказался. А может быть, кризис подстегнул предприятия активнее заняться вопросами безопасности? Как раз в то время мы работали на одно предприятие, руководитель там такой вменяемый был. Он мне говорит: «Людей сокращать надо, но жалко выгонять». И мы решили отделу кадров поручить проверку работников по линии безопасности. Посмотрели результаты и были, мягко говоря, удивлены, — 10 процентов работников оказались судимые ранее за хозяйственные преступления. Провели ревизию материально-технических ценностей на складе, изучили расход топлива у водителей грузовиков. Стратегию отработали, все! А потом он во вкус вошел, все предприятие перешерстил. И появились реальные поводы, за что людей увольнять. Он убрал всех, кто воровал, брал и тому подобное. Провели мероприятия по изучению внутреннего климата, какие взаимоотношения в коллективе, кто мешает, кто народ мутит.

— Этим как раз занимается ваша группа психологической поддержки?

— Да, за ней работа с полиграфом…

— У вас есть полиграф?

— Нет, но воспользоваться его услугами сейчас не проблема. Также они занимаются определением деструктивного поведения у сотрудников правоохранительных органов, изучают психологически климат в коллективе, наличие групп, способных оказывать влияние в коллективе. Это все делается официально, с санкции руководителя, мы проводим опрос и даем свое заключение: у вас коллектив разбит на такие-то группы, эти негативно относятся к руководству, эти способны совершить такие-то действия. Психологи делают теоретически выкладки, и далее уже мы, детективы, начинаем проверять их на практике. И, слава Богу, кризис это предприятие преодолело нормально.

— Про какую компанию вы только что рассказывали?

— Это достаточно крупная казанская компания, но ее название я сказать не могу. Помимо этого, кризис ведь порождает неисполнение обязательств, а наши адвокаты как раз работают по взысканию задолженностей, возврату кредитов. В случае кризиса это направление будет только расширяться. Многие руководители начинают понимать, что нет смысла держать своих «барбосов», которые якобы занимаются безопасностью, им надо платить зарплату, оплачивать машину, компьютер и так далее.

Мы сопровождаем предприятия, которые находятся у нас на абонентском обслуживании. Мы их предупреждаем о грозящих опасностях, переменах на рынке, и это уже их дело, какие решения они будут в связи с этим принимать. Допустим, мы говорим им: сейчас пойдет дешевая рабочая сила, но имейте в виду, что эта дешевая рабочая сила начнет у вас воровать или сливать информацию, начнутся проблемы, не покупайтесь на это, смотрите, кого берете!

— Можете вспомнить самое необычное ваше задание?

— Однажды к нам пришла заказчица, которая подозревала своего мужа в измене. Он зарабатывал много денег и постоянно по работе где-то мотался. Она просила только одно: чтобы он две недели пожил дома. То есть там не стоял вопрос о возвращении в лоно семьи. Мы долго думали, что делать, ногу, что ли, ему сломать? Приехали к его руководителю (компания эта работала подрядчиком у очень крупного предприятия и в работе использовала «левые» счета). И мы ему рассказали, что у нас есть такая-то информация и что для них нежелательно было бы, если бы она всплыла. Он говорит: «И что?» Мы отвечаем, что вот у них есть один сотрудник, который в быту как бы не совсем нормальный, надо его в семью вернуть. Он говорит: «А что я могу сделать, я не могу ему приказать!» Мы говорим: «Дайте ему административный отпуск». Не то чтобы мы угрожали и шантажировали, но вот так мы поговорили. И он отправил его на две недели в административный отпуск! Но самое интересное было дальше: через какое-то время приходит к нам мужчина, который просит проследить за любимой женщиной, которая, как он считает, ему изменяет. Лично я с ним до этого не встречался, но по фотографии запомнил, видимо. Я начинаю выяснять, не встречались ли мы с ним раньше. Он начинает рассказывать про себя, а потом вдруг спрашивает: «А моя жена меня случайно не заказывала вам?» Я говорю: «Нет». Но тут начинаю понимать, что как раз это тот самый менеджер, которого мы усиленно отправляли в отпуск. Вот так получилось, что за его счет мы дважды следили, сначала за ним, а потом — за его любовницей.

 

Related Posts

14 марта, 2013